Журавлёв Дмитрий Николаевич

Журавлёв Дмитрий Николаевич

Журавлёв в своем искусстве – поэт прозы. Один из недавних своих концертов он начал, о том не задумываясь, но вполне программно, отрывком из 8-ой главы "Онегина", где все "пестреет разнообразностью живой" и поражает головокружительной легкостью перемещений – от идеала "гордой девы" к "сломанному забору", от одесской "густой грязи" к устрицам "слегка обрызнутым лимоном", и т.д. Эта гениальная пушкинская "несосредоточенность" при полном отсутствии мертвящего эгоцентризма и умствования – родная стихия для Журавлёва. "Фламандской школы пестрый сор" тут не примета жанризма, но выражение не увядающего с годами ощущения жизни, того особого внимания ко всем ее звукам и скрытым движениям, из которого в русской литературе столь мощно развивалось духовное, внутреннее начало. Отсюда же, мне кажется, и мастерство, вернее – особое ощущение Журавлевым слова. И наполнено это слово более всего тем, что, по убеждению Толстого, лечит самые глубокие раны, противостоит многим бедам и предшествует всем эстетическим надстройкам, - "изнутри выпирающею силой жизни".

Летопись

Женовач Сергей Васильевич
Захаров Марк Анатольевич

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO