Алперс Борис Владимирович

Алперс Борис Владимирович

У меня нет права считать Бориса Владимировича Алперса своим непосредственным учителем. В той области, которая называется театроведением и театральной критикой, он всегда занимал место более значительное, чем педагог. И как бы ни глупы мы были в годы учения, но интуитивно понимали это. За Алперсом стояло нечто большее, нежели любые преподносимые студентам сведения о театре. За ним стояла русская культура. И это не пустые слова. Не случайно в облике, поведении, устном и письменном слове Бориса Владимировича Алперса все было целостно и неразрывно: огромная, не только театральная эрудиция – и точность самых конкретных, "технологических" знаний о театре, особое чувство профессионального достоинства – и человеческая стать.

Студенты бывают зорки и насмешливы к мелочам в чужом поведении. Но даже прямая и строгая спина Алперса дисциплинировала нашу необузданную наблюдательность. Его спокойная, размеренная походка в стенах тогдашнего ГИТИСа пресекала глупость и суету. От других педагогов конца 40-х – начала 50-х годов мы получали адаптированные официальной идеологией знания. Алперс о многом просто молчал. Он не рассказывал нам о Мейерхольде – имя Мейерхольда было тогда под запретом. Но по стечению обстоятельств дома у меня хранилась книга Б.В. Алперса "Театр социальной маски", и, к счастью, никто не помешал мне прочитать ее. Огромность мейерхольдовской театральной "галактики" нам была дана через фигуру Алперса в смутном ощущении, а Борису Владимировичу – в ближайшей реальности.

Летопись

Анджапаридзе Верико Ивлиановна

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO